среда, 12 февраля 2014 г.

Путешествия детства


Все мы родом из детства. Наверное, я не открою тайну, если скажу, что наши привычки, привязанности к вещам и местам, «сидят» где-то в нашей подкорке, и мы часто не осознаем, что они оттуда, из нашего детства. Привыкли мы к чему-то в детстве, и вот оно – в нашей уже взрослой жизни.
С детства я привыкла к перемене мест. Наступало лето, отпуск мамы – впереди нас ждало путешествие.

Первое мое путешествие было в 2 месяца. В те далекие и суровые годы «исторического материализма» женщине давали только 3 месяца по уходу за новорожденным. Потом малыша ждали ясли. Кому-то везло, у малыша находилась  неработающая бабушка из деревни, она выезжала в город и нянчила младенца. Каждые три часа женщина могла отлучиться на кормление ребенка. Поэтому ясли находились рядышком с производством. В общем, это отдельная история.
Мама взяла неотгулянный перед родами отпуск и на 2 месяца мы улетели в город Севастополь к маминой сестре, моей тетке (причины для этого были).  Потом были ясли, которые плохо влияли на мое здоровье, в результате появилась няня, а ближе к году приехала бабушка из Саратова.
А затем каждое лето на 4 недели (мама была служащей, и у нее был «большой» отпуск) мы отправлялись по привычному маршруту: 2 недели у бабушки и дедушки в Саратове, и 2 недели в Севастополе у тети. От этих путешествий осталось два устойчивых воспоминания: переправа через Керченский пролив на пароме (поезд загоняли на паром) и запах подъезда в тетином доме. Дом был двухэтажный, один из тех домов, которые в первую очередь восстановили в Севастополе для военных после войны. В подъезде был какой-то удивительный запах прохладного камня и кожи. Мне казалось, что это пахнут обитые дерматином двери.
А в 71-м году нам выпала небывалая удача: маме досталась путевка в Гагры, в санаторий. Я закончила первый класс, но память запечатлела для меня и пляж санатория, и поездку на озеро Рица, и аэропорт Адлера (мы опоздали на автобус, отвозивший пассажиров к трапу самолета, перелезли через ограждение и неслись по взлетной полосе; возвращавшийся автобус нас подобрал и вернулся обратно к трапу – цирк «отдыхает»). Пачка фотографий освежает мои воспоминания.
Когда мне было 10, бабушка умерла. После этого в Саратове мы были только один раз – через год. А вот в Севастополь ездили каждое лето. Три раза мне посчастливилось отдохнуть в пионерском лагере на берегу Черного моря в чудесном местечке Батилиман, находящемся на полпути из Севастополя в Ялту. Не Артек, но теперь я понимаю, что это было лучше. Хотя в Артек на экскурсию нас возили.
У тети была машина и однажды мы объехали весь ЮБК (южный берег Крыма) от Севастополя до Феодосии. Поднимались к Байдарским воротам, погуляли по Ялте, а в Феодосии в музей Айвазовского не попали, было уже поздно. Возвращались через Бахчисарай, но фонтана тоже не увидели – устали, не до фонтанов уже. Однажды ездили в Симеиз. Я там залезла по лесенке на какую-то скалу, торчащую из моря. Вот тогда я поняла, что боюсь высоты – как слезла, сама не помню, зато этот мутный ужас запомнила навсегда.
Севастополь – город удивительный. Люблю его до слез. Белый корпус дворца пионеров, выступающий в море из набережной, кинотеатр «Приморский», бульвар на набережной, Графская пристань, катера на Северную и в Учкуевку, фонтанчики с питьевой водой на Приморском, День военно-морского флота, Аквариум. Белый город, залитый солнцем. Море цвета винограда.

Еще 3 раза я побывала в Севастополе после окончания школы: с мамой в 84, с мужем и сыном в 89, и на похоронах тети в январе 95-го.