вторник, 10 февраля 2015 г.

О, этот странный женский коллектив!


   Мне страшно "повезло". Всю жизнь я работаю в женских коллективах. Иногда в них присутствовали "вкрапления" мужчин, но они важной роли в этих сообществах не играли. Хотя, однажды, мужчина был директором. Директор - должность официальная, а в каждой организации есть таинственные "подпольные" неофициальные взаимоотношения, которые, порой, определяют кадровую политику. И иногда в большом коллективе руководители-мужчины так и не догадываются, почему какой-нибудь ценный кадр написал заявление "по-собственному".

   Даже если коллектив маленький, например, менее десяти человек (и все они - женщины), он все равно разделится на группы. И эти группы будут дружить друг против друга. Но вот в маленьком коллективе дружить друг против друга активно нельзя, ведь тогда будет невозможно собираться вместе (все 6-8-10 человек) и обсуждать животрепещущие новости: политики, кинематографии и моды. А когда кто-нибудь из коллектива отсутствует, еще и личную жизнь, внешность и характер отсутствующего. И это гораздо интереснее для присутствующих, чем мода и шедевры кинематографии, и уж тем более политика.
   Ну, например, сегодня за обедом мы обсудили лингвистическо-географические тонкости: как правильно произносить - БарбАдос или БарбадОс. Гугл нам в помощь, и мы узнали много нового - что этот остров входит в группу Малых Антильских островов, что тур из Москвы на 8 дней без питания на двоих что-то в районе 400 тысяч, и дружно сошлись во мнении, что в этом, а возможно и в следующем году или в ближайшие сто лет никто из нас туда не поедет. Догадайтесь почему.
   Еще мы обсудили одного певца, который зачем-то (ну, в принципе, понятно зачем) женился на старой бабе, а затем обрюхатил молодую, но жениться на ней не будет, и вообще отдыхал на Филиппинах (а, может, и не там), с чего, собственно, разговор о певуне и начался. Затем как-то плавно обсуждение перетекло в русло обсуждения фигуры. Обсуждалась крупногабаритный торс одной балерины, которая где-то на экзотических пляжах этот торс представила на фотосессии не совсем одетым (это было давно, но все равно пришлось к слову).
   Присутствовали все, поэтому обсудить кого-либо из коллег не удалось. С блестящими глазами дамы после обеда разбежались по рабочим местам. Видимо, мысль о том, что никому из присутствующих побывать на загадочном Барбадосе не светит, грела душу каждой.
   Так и хочется "смастерить" социально-возрастную пирамидку. Дамы у нас разные: от  32 до 59. Две до сорока: 32 и 35, две после сорока (одна с большой, другая с маленькой копейкой), три штуки ровно по 51, и одна перевалила за пенсионный возраст. И все мы такие разные: маленькие и высокие, толстенькие и стройные.
   Что может быть интереснее чужой личной жизни! И тут мы тоже разные. Две противно правильные - в долговременном единственном браке, две во втором браке, две разведены и свободны, одна во втором, но, так сказать, гражданском браке, и одна сейчас свободна после двух гражданских браков. Все, кроме одной, обременены детьми: у троих по двое, у четверых по одному. Детишки разные: от 36 до 9 лет. В материальном плане все просто - олигархов нет.
   Есть в нашем женском сплоченном коллективе и другие действующие лица: инженеры "по вызову" (мужчины, которые приходят, когда они нужны для каких-либо работ) и уборщицы (улицы и помещений).
   И кости у нас у всех крепкие, так как перемыты неоднократно! И все как у всех - ссоримся, скандалим, ябедничаем друг на друга, не видим "бревна в своем глазу", зато в чужом..., и т.д. и т.п.
   Иногда весело, иногда напрягает. Жизнь не то что за стеклом, буквально под лупой.