среда, 17 августа 2016 г.

У меня гранитный камушек...

Нет, не в груди. Теперь он в коробочке, коробочка в ящичке. И это хорошо, потому что сначала было плохо.
картинка для привлечения внимания

Самое главное в болезни и для врача и для пациента – это диагноз. Первому это нужно для назначения лечения, второму для успокоения.  Пациенту важно знать, что он не скончается в ближайшее время, сейчас его начнут лечить и, возможно, вылечат. Мне, например, уже при виде врача становится легче процентов на пятьдесят.

Заболел у меня живот. Не будем вдаваться в подробности, и описывать все в деталях. Это никому не интересно, даже врачу – обычно он прерывает ваши описания, недослушав до середины. Итак, живот заболел во вторник, в четверг я пришла с работы, и он заболел совсем как-то нехорошо. Муж настаивал на вызове скорой, но я постеснялась (ну не умираю – вдруг где-то кому-то совсем невмоготу), позвонила в поликлинику и мне милостиво разрешили навестить терапевта. Я просидела в очереди полтора часа, терапевт мне не сильно обрадовалась, но пощупала и велела идти в приемный покой городской больницы. Надо сказать, что там работали милые и приветливые медсестры. Так как я не умирала, была в сознании и самостоятельно передвигалась, то дело двигалось неспешно. Через два часа, после разных манипуляции и знакомства с двумя врачами - хирургом и гинекологом, я получила диагноз – кишечная колика, узнала, что у меня анализы достойные космонавтов и была отправлена домой с наставлениями попить ношпы и посетить гастроэнтеролога. Укол какого-то лекарства в очередной раз попортил мой филей. Домой я бежала с радостью, потому что подозревала, что где-то простыла, хотелось все время в места уединения. На эти мои жалобы врачом на большую букву Г было сказано: «С этим к урологу!». Но уролога мне никто не предоставил.
А зря! Потому что следующим утром прямо с работы скорая увезла меня на свидание именно с этим врачом. Видит бог, я терпела сколько могла и сначала позвонила мужу, что бы он забрал меня домой. Я мечтала скончаться в окружении родных и близких. Но мужа я не смогла дождаться и под завывания перепуганных сотрудников вызвала скорую. Мальчик-фельдшер (двадцати пяти ему наверняка не было) поставил диагноз в два счета. «Это камень из почки идет!» - сказал он подоспевшему супругу, затолкал меня в скорую и сделал сначала один укол, потом второй.  Филей пострадал повторно, но мне было не до баловства.
Врач, делавшая УЗИ уже в областной больнице, спросила: «А почему вам УЗИ вчера в городской не сделали?» «А я откуда знаю?! Я же не могу рекомендовать врачу назначения». Она пожевала губы и сказала: «Это я так, сама с собой размышляю». А что еще она могла сказать – корпоративная этика.
Камешек мой был уже «в устье» и был готов покинуть мочеточник и отправиться в свободное плавание по пузырю, поэтому меня отправили домой, снабдив рекомендациями.
Сколько я выпила клюквенного морса, воды, чая и урологического сбора за последующие дни – обзавидовался бы верблюд после недельного путешествия по Сахаре. Не выдержав столь мощного напора жидкости и моих энергичных телодвижений («не лежать, двигаться» - напутствие врача; «прыгать» - рекомендации бывалого человека, страдающего МКБ) камешек покинул мой организм через двое суток. Он был мною «пойман» (не будем описывать эти манипуляции) и помещен в коробочку для дальнейшего показа врачу.
Муж, перепуганный мыслью о потере супруги и расходами на похороны, грозился устроить скандал врачам городской больницы, но я его остановила. Что ж, у каждого врача есть небольшое кладбище, как говориться, и все имеют право на ошибку (доктор Хаус, где ты?). В конце-концов, если бы мне в четверг вечером было также плохо как в пятницу утром, диагноз наверняка был бы поставлен верно, а так симптомы еще, видимо, четко не проявились. Наверное, камешек еще только шевелился в почке.
Но мерзкое отношение и хамское поведение немолодого женского врача, причем женщины, я простить не могу. Раньше я задавала вопрос: «А зачем вы пошли учиться на врача, если не любите людей и не испытываете к ним сострадания?». Теперь я постарела и, возможно, поумнела, и мне хочется задать другой вопрос: «В молодости вы неправильно выбрали профессию, людей не любите и не жалеете. Зачем вы продолжаете работать врачом? Может стоить сменить поле деятельности и не мучить ни себя не других».

 P.S. Как я вычитала, камни более 5 мм обычно дробятся с помощью специального оборудования. У нас такого оборудования нет, поэтому "резать к чертовой матери". Господи, какое счастье, что мой был всего 3 мм.