понедельник, 26 марта 2018 г.

О больничных, поездах и девушках

В детстве я не только любила зиму, но еще и любила болеть. Особенно я полюбила болеть, когда научилась бойко читать. Произошло это примерно в классе четвертом-пятом.
После похода в библиотеку я обычно «заболевала». В библиотеку я ходила сначала по воскресеньям, приносила полную сумку книг, и мама начала догадываться о причинах моего «недомогания», поэтому пришлось перенести походы на будний день. После работы маме было некогда разглядывать пополнение моей книжной полки. Мне просто не терпелось поскорее прочитать эти сотни страниц, а посещение школы, естественно, отвлекало от процесса. На следующий день после посещения учреждения культуры, выдающего книги, у меня начинала «болеть» голова. Мама вздыхала, уходила на работу, потом писала в школу записку. Три дня можно было пропустить без справки от врача.


Это я к тому, что время, проводимое на больничном, можно использовать для очень приятного времяпровождения. Особенно ту часть этого времени, когда болезнь уже понемногу отступила, а больничный еще не закончился.
В общем, приболела я. Но в этот раз с книгами как-то не срослось. Не читалось совсем. И не смотрелось тоже. По телевизору днем шли «Коломбо» и «Пуаро», и я с удовольствием их пересматривала. Решила, что «Коломбо» мной непростительно забыт.
А вот «Пуаро» натолкнул меня на мысль посмотреть «Убийство в Восточном экспрессе». Давненько я не видела ерунды, на которую было затрачено столько сил и средств. Конечно, каждый имеет право на свое прочтение произведения. И каждый имеет право на критику этого «прочтения», представленного на суд зрителя. Откровенно говоря, я даже не получила удовольствия от «красивой картинки». Слащавый голливуд прет из каждой щели. Такой звездный состав и такие плоские герои. Я уже не говорю о таком странном Пуаро.

Печально, что последнее время снимается так много ретро-фильмов, и герои этих фильмов ведут себя совсем не так, как вели себя люди в те времена. Конечно, никто из ныне живущих не был современником Александра Македонского или Ивана Грозного, Екатерины Второй или Марии Стюарт. Мы можем только предположить, как они двигались, говорили, вели себя в обычной жизни. Ни кино, ни фотографии в те времена не было, а картины – это субъективный взгляд. Посмотрите хотя бы на портреты Пушкина, написанные разными художниками. Мы можем опираться только на мемуары современников. Но начало или первая треть 20-го века, я уже не говорю о 50-60-х годах? Зачем уж так потакать вкусам современной молодежи? Что за дикие прыжки и ужимки героев фильма?
Впрочем, отвращения от просмотра я не испытала. Было даже занятно.
Зато от фильма «Девушка в тумане» я получила удовольствие. Сначала вы сочувствуете, и вам любопытно, потом вы негодуете и сопереживаете, в середине фильма начинает казаться, что фильм уже и не детектив, потом вас интригуют, потом вы радуетесь, что справедливость восторжествовала. И вдруг – бац! Ай! Да, да, ведь были подсказки, разве они вас не насторожили? А под занавес…

Хотела бы порассуждать о морально-нравственных аспектах. Но ведь тогда любители детективов догадаются… 
А что делают с тем, кто в середине фильма говорит: «А убийца вон тот, в шляпе?»