среда, 8 июня 2016 г.

Наше все. Тригорское

.... к нему не зарастет народная тропа...

И тропа действительно не зарастает. Счастье в том, что размеры Пушкинского заповедника настолько велики, что толпы туристов растворяются в пространстве, и в некоторых чудесных уголках удается побыть в полном одиночестве.
В это воскресенье мы отправились на встречу с Пушкиным, который наше все. Всего каких-то 120 километров на юг, а я была здесь в последний раз 20 лет назад. Все как всегда - 4 часа на самолете всегда привлекательнее, чем два часа на машине. Считаем, что то, что рядом, никуда не денется, и откладываем и откладываем встречу. Какая ошибка...
 Итак, на одном из трех холмов вблизи реки Сороти находится сельцо Тригорское. В пушкинские времена здесь жила семья его дальних родственников и хороших приятелей Осиповых-Вульф.

А знаете ли вы, что сельцо Тригорское было пожаловано Екатериной II коменданту Шлиссельбургской крепости Д.М. Вындомскому (Прасковья Осипова - его внучка) за особые заслуги. Заключались они в том, что он охранял Анну Леопольдовну и свергнутого малолетнего императора Иоанна Антоновича в вышеупомянутой крепости.
Войдем в ворота и пройдем к господскому дому.


Сельцо Тригорское - это дача в современных реалиях. Поэтому здесь есть сады, а когда-то видимо были и огороды, и поля, и пастбища.

Интересно, помнит ли этот дуб Пушкина?
И вот вдали показался господский дом.

Располагается он, как ни странно, в здании бывшей полотняной фабрики. Первый дом усадьбы сгорел, восстановить его хозяева не смогли, скорее всего по финансовым причинам. В парке можно увидеть покрытые мхом остатки фундамента.
Хозяева украсили здание бывшей фабрики высокими портиками и деревянными колоннами. О происхождении здания напоминает пруд с одной из сторон дома.



А с противоположной стороны дома уже не вспоминаешь о полотняной фабрике. Там клумбы и скамеечки. Вот-вот появятся дамы в длинных платьях с зонтиками в руках. Или поднимется со скамейки Онегин.


Обошли вокруг дома и отправились в парк.
скамья Онегина. Справа обрыв к Сороти
В романе "Евгений Онегин" многое буквально списано с обитателей дома Осиповых-Вульф. Тригорскому и обитавшему в нем многолюдному семейству Пушкин посвятил прекрасные стихотворения. 
Деревня, где скучал Евгений, 
Была прелестный уголок;
Там друг невинных наслаждений
Благословить бы небо мог.
Господский дом уединенный,
Горой от ветров огражденный, 
Стоял над речкою. Вдали
Пред ним пестрели и цвели
Луга и нивы золотые...