пятница, 25 июня 2021 г.

Шпион почти не виден

                                                                                                     - Павел Андреевич, Вы – шпион?

- Видишь ли, Юрий…

«Адъютант его Превосходительства»

 

С чем у вас ассоциируется имя Амалия? Амалия – легкий женский роман, веселая романтичная девушка, кружева, шляпки, любовь.

А если так - Амалия де Соза? Кружева, шляпки, веселье сдувает ветром в один момент.

Сначала Амалия – красивая, веселая девушка, работающая администратором в ресторане. 30-е годы 20-го века. Эпоха джаза, кабриолетов и морских круизов. Корабли приходят в порт, отдыхающие сходят на берег. Они ищут впечатлений и приключений. Пальмы приветливо машут им листьями. Юго-Восточная Азия, остров Пенанг (Пинанг). О, он действительно существует.

И вдруг в городе начинают происходить загадочные происшествия. Например, начинают убивать палочками для еды, пропадать люди, взрываться склады.

Амалия оказывается в центре событий. И тут мы узнаем, что Амалия – евразийка. Просто ли быть евразийкой на окраине Империи, над которой никогда не заходит солнце? Стеклышко калейдоскопа поворачивается, и мы видим совсем другую Амалию, не ту, что нарисовало нам воображение в самом начале.

А чуть позже мы узнаем, что это не просто Амалия, а Амалия де Соза.

Эпоха, когда самолетов еще практически не было, зато были круизные лайнеры, автомобили были не просто средством передвижения, а предметом роскоши. В конце появляется Белое видение …

Я рассмотрела со всех сторон остров Пенанг и почитала о Махатме Ганди. А шпион – он, да, почти не виден.

Мастер Чэнь «Амалия и Белое видение». Не столько следила за сюжетом, сколько наслаждалась атмосферой времени и места. И я не прочитала бы эту книгу, если бы до этого мне не попалась другая - «Магазин путешествий Мастера Чэня» -небольшие рассказы о таинственной и прекрасной Юго-Восточной Азии.

Любите ли вы блуждать по лабиринтам? Эта книга настоящий лабиринт, по которому ходишь-ходишь и все время возвращаешься, и никак не найти выхода и не понять смысла.

И шпион опять совсем не виден. Точнее, вокруг одни шпионы, разведчики и ловцы и тех, и других. Никак не понять, что вообще происходит и зачем нам об этом знать.

А сюжет как бы очень прост. Молодую девушку приглашают на работу в спецотдел. Нет, ее не будут готовить для заброски в тыл врага. Она всего лишь должна распечатывать разговоры, записанные на магнитофон. Разговоры секретные.

Англия, начало 40-х, вот-вот начнется война. И в Великобритании довольна велика группа, сочувствующая и поддерживающая  Гитлера. В такую группу внедряется агент, а девушке предстоит записывать разговоры, которые ведутся на конспиративной квартире. О чем могут беседовать домохозяйка, мелкий клерк, продавщица? Какие страшные военные тайны они знают? Зачем это все вообще? Но они все собираются и собираются в маленькой квартирке, ведут какие-то бестолковые разговоры, а война уже началась и длится не один год.

События происходят в 50-х, а потом вдруг снова возвращаются в 40-е. Появляется Фламинго. И только в конце мы узнаем суть дела. Книгу хочется начать читать с конца, чтобы клубок начал разматываться в обратную сторону.

Кейт Аткинсон «Хозяйка лабиринта»


И еще фильм. Вот тут вокруг вообще одни шпионы. Но нужно внимательно следить за пальцами, чуть отвлечешься и нить потеряна. Со шпионами всегда так – нужно быть настороже каждую секунду.

Имеет ли разведчик право на личную жизнь? Что важнее – любовь или служба? Можно ли это совместить, или такое совмещение приведет к краху того и другого? Как стать разведчиком? Трудно ли это, если ты женщина? Ну и точка соприкосновения – Ближний Восток.

Сериал «Бюро легенд». Шпионаж по-французски. Внимательно следите за пальцами сюжетом.



среда, 16 июня 2021 г.

Лето. Вечер пятницы

 Лето - маленькая жизнь: июнь – пятница, июль – суббота, август – воскресенье. Это не мной придумано.

И вот «пятница» уже подходит к концу, перевалило за середину. Да, ничего не проходит так быстро, как лето…

В природе лето начинается, когда отцветает сирень. И она отцвела. Причем как-то быстро, глазом моргнуть не успели. Я успела сфотографировать  последнюю не завядшую кисть.



Зацвела калина. Декоративная и обыкновенная – таким венчиком.




Мак, пересаженный в прошлом году, вдруг распушился огромным кустом. И ирисы в этом году стоят прямо, держат голову.



А скоро, видимо, к этим выходным, зацветут розы и пионы.

Буйно цвели вишни и сливы, но, скорее всего, это все, на что они были способны. Зато яблок будет не обобраться.

Первая половина июня была не особенно жаркой, а с завтрашнего дня обещают пекло. Я ринулась после работы в магазин прикупить летнее платьишко. Не тут-то было. С первого взгляда ничего особенно не приглянулось. То, что приглянулось со второго, на меня не налезло. Мерить пять платьев и ни одного не купить – я испытываю неловкость перед продавцом за неоправданные надежды. С одной стороны, я не виновата, что на мне все сидит, как на корове седло, с другой стороны, продавец тоже в этом не виновата. Так что придется идти и мерить «седла» заново. Остались еще не освоенные торговые точки. В общем, хорошо быть молодой и стройной, плохо – старой и не очень стройной. Тащилась домой полуживая и расстроенная. Устала так, как будто не платья мерила, а вагоны разгружала. До сих пор сижу и огорчаюсь.

Давно ли вы бегали под дождем? А я вот в пятницу прошлась под ливнем. «Давай пройдемся пешком. Скоро ходить разучимся!» - сказал мне любимый супруг. И отправились мы навестить его тетушку, которую оставили родственникам на присмотр, потому как сын уехал знакомится с женихом дочери. Тетушка перенесла инсульт с тяжелыми последствиями, поэтому - сами понимаете. Вот на обратном пути мы и попали в ливень.

Давно я не испытывала этого ощущения – промокнуть до нитки. Сначала дождь был не особенно сильный, но пока добрались до ближайшего укрытия все равно немного промокли. Стоять мокрым под крышей – холодно. Дождались, пока ливень чуть приутих, и пустились вскачь. Ливень только этого и ждал. Надо ли говорить, что он закончился, когда мы добежали до дома. Всю ночь меня знобило, несмотря на горячий душ и чай с медом. С мужем не разговаривала весь вечер. В общем-то, он не виноват, но надо же кого-то назначить крайним. Не ливень же!

Прочитала две абсолютно бесполезные книги. В библиотеке высказала мнение, что некоторых писателей надо наказывать за то, что они зря переводят бумагу и портят деревья в лесу. Свое зря потраченное время я, так и быть, им прощаю - я сама выбрала эти книги для чтения.

Меня, видимо, накрыла «ковидная» депрессия: ощущение ограниченности пространства и неопределенности ситуации. Кстати, мы сделали прививки. У мужской части моего семейства все хорошо, у меня все как всегда: после первой – гипертонический криз, после второй – температура. Температура началась часов через 12 после укола, продержалась часов 15, а потом как отрезало. Я вдруг ощутила, что  ничего не ломит, не знобит, не болит. Провела опрос среди привитых родственников и знакомых – у всех все по-разному. Некоторым - как слону дробина.

Праздники провели в Поместье. Джеф был крайне обижен нашим долгим отсутствием. Первые полчаса после нашего приезда сидел в коридоре, повернувшись к хозяевам хвостом, но потом снизошел.


И этот год, видимо, будет для меня переломным: или я перейду в разряд неработающих, либо мне прибавится хлопот, причем изрядно. «Не дай бог жить в эпоху перемен», - говорят китайцы. А придется!

С понедельника я в отпуске. Будем отдыхать. Первый раз я не строю никаких планов. Все планы последних лет отправились коту под хвост. Новые там уже не поместятся.