понедельник, 25 мая 2020 г.

А тем временем в Поместье...

Весна время удивительное. Время, когда еще все впереди. И если впереди в предыдущие весны было много чего, то в этом году этого «много чего» ожидать не приходится. И осталась только одна из радостей – радость быть в своем саду. А это тоже не мало.
время одуванчиков

В других местах весна пролетает быстро, чем южнее, тем быстрее. А у нас весна – это долгий процесс. Вот потихоньку потеплело, стаял снег. Впрочем, его и не было в этом году. И вот уже совсем тепло и ручки так и чешутся положить в землю семена. Но нет, сколько не сей, ни в марте, ни в апреле, и даже иногда в начале мая посадить что-либо кроме картошки не удается. Земля слишком холодная. Знаете, как проверяли раньше землю для посева? Выходил хозяин в поле и садился голой попой на пашню: тепло попе – пора сеять, холодно – надо погодить.
Ну а я на землю предпочитаю даже в штанах не садится до июля, и то не всякого. Знаю я только одно – сажать картошку раньше майских праздников смысла нет, даже если будет +20. Поэтому свою картошку мы зарыли в землю на первые майские. Должна сказать, что ростки из земли еще не показались.
Больше ничего до прошлых выходных я не посадила. Впрочем, огородец у меня небольшой. По одной грядке лука, свеклы, моркови и огурцов. И еще кабачки и тыквы. Эти я люблю больше всего: в уходе неприхотливы и выглядят красиво. Для них у меня отдельные уголки. Оказывается, сажать их вместе нельзя – переопыляются. Ну еще петрушка и укроп, куда же без них.
Но больше всего я люблю сад. Плодовый сад. А он только формируется.

В наследство мужу досталось полгектара земли. Да, пятьдесят соток. Вы не поверите, кадастровая стоимость этого «богачества» больше миллиона. «Стоить то оно стоит, да кто ж его за эти деньги купит?!» Узкой полосой участок уходит на вершину холма и, если посмотреть вниз, можно увидеть трубу нашего дома. Пару лет назад мы посадили на границе маленькие сосенки, а этой весной они уже с меня ростом. Когда-то все это пахалось и сажалась картошка. Свекровь держала и корову, и поросенка, а урожаи были так себе. Земля у нас такая: нет навоза – нет урожая. Удобрения свекровь не признавала, как класс.
Теперь же это дикое поле. Серьезно. Трава растет  по пояс. Посередине «прерии» муж прокашивает дорожку к соснам, а по ней можно пройти к кладбищу. В начале прошлого века на вершине холма была построена церковь, большая и, говорят, красивая. К сожалению, войну она не пережила, а вот кладбище осталось.
Спускаясь вниз по тропинке, мы придем к нашим картофельным полям. Их теперь целых два. На одном мы посадили картошку, целых двенадцать гряд, а второе – распаханная в прошлом году целина – в этом году «под паром». Господи, на старости лет муж решил вернуться к истокам.
А за полями начинается сад. Яблоневый сад был посажен дедом мужа после войны, и я еще застала то время, когда в нем росли «Малиновка», «Тартусская роза», «Реповая», и вездесущий Белый налив. А теперь остались три старых антоновки. С одной из них яблоки вообще есть невозможно, задичала. В прошлом году эти три красавицы дали яблок столько, что мы устали вывозить их тачкой. Еще одна старая яблоня, но уже посаженная лет двадцать назад нами с мужем, растет у дома. У нее красивые яблоки, созревающие в начале сентября, но, к сожалению, они не лежат и быстро теряют сочность. Зато их тьмы и тьмы. И сок из них хороший, сладкий, не в пример антоновке.
посмотрим, что назреет в этом году

Все остальное – молодой сад. Три яблони и вишня, посаженные четыре года назад. Вишня чем-то заболела, у нее дружно начала отслаиваться кора, в прошлом году она дала пять вишенок, на удивление вкусных. Муж сказал, что толку не выйдет и надо бы срубить. На что я сказала: «Посмотрим»! Вишня немного поплакала смолой, а я замазала больные места варом, густо покрасили осенью ствол. И она в этом году зацвела! Веселенькая такая.
Из трех новеньких яблонь в этом году цветет только средняя, а остальные «молчат», видимо листья ударило майским морозом, они какие-то скукоженные.
Ну и посадки прошлого года: две груши и еще две вишни. Маленькие, зиму пережили, на одной вишенке три цветочка. А этой весной к ним прибавились  три сливы. Через пару лет яблони будут уже совсем большие, да и молодняк подтянется, и это будет настоящий сад.
Внизу, под садом, начинается дом, а справа мой будущий «райский» сад. О нем как-нибудь в следующий раз.

Весна – время радости. Все еще впереди. А пока сквозь еще голые ветки липы видны белые облака. В саду суетятся скворцы, заселившие не только два скворечника, но и дупло в одной из старых антоновок. Обещает богатый урожай куст красной смородины. И даже радостно вытянулся вверх куст древовидного крыжовника, два раза скошенный в прошлом году. И чтобы в этом году снова не попасть впросак, он радостно попер в рост. Газоны усеяны одуванчиками, и никак не удается скосить их до появления цветков. Поэтому они множатся и множатся. Зато сейчас в саду желтая земля, голубое небо и прозрачные деревья.
хозяин домика справа вверху


А в следующий, последний весенний выходной, уже все яблони будут в цвету.

понедельник, 18 мая 2020 г.

Записки Джеффа из карантина

Был тут у нас какой-то карантин. Не знаю, что это или кто это, но нам с Бонькой было хорошо. Хозяева целый день дома! Счастье-то какое! Мы и там полежим, и тут поваляемся. Хозяйка днем на кухне крутится – можно выпросить чего-нибудь.
А тепло-то как было! Солнце светит! Потом прилетели пернатые друзья. Верещали за окном, мы на них охотились. Ну, как охотились… Так, потявкаем с подоконника.
Кстати о подоконнике. Я утром позавтракаю и люблю у младшего хозяина полежать. Тихо, спокойно, за занавеской. Лапы свешу, железные штуки их греют – хорошо! Так вот, Бонита навадилась ко мне на окно ходить. Сначала с краю посидит, потом в угол, мне за спину, лезет. Посидит-посидит и вытянется вдоль моей спины. А мне и одному там тесно, я большой.
Или лежу я спокойно у хозяйки на диване. Тут самое главное, чтобы дверь не закрыли. Ну не люблю я закрытые двери, сразу встаю и ухожу. Поэтому хозяйка двери не закрывает, а так, прикрывает, чтобы я мог лапой открыть. Вот, значит, я лежу, а она лезет! Нет, ладно бы на спинку дивана легла, так нет – рядом пристроится. И ведь главное: наглая-то какая! Лапы на меня закинула!

В апреле мне исполнилось тринадцать. Что значит старый? Нет, я в полном расцвете сил! Ну, конечно, скакать уже не очень хочется… так нет! Придет Бонита: «А давай поборемся?!» Хвать меня лапами за шею и на пол валит. Меня! Я, конечно, спуску ей не даю. Какие половики?
А потом хозяева надумали дома не ночевать! Я этого не одобряю. А дурища Бонита перепугалась, чуть не плачет. «Бросили, бросили!» Ночью завалилась спать в ногах у младшего хозяина. Что значит: «Пришел и брякнулся на нее сверху»? Никуда я не брякнулся. Это она, наглая, и отсюда меня выселить хочет? Страшно ей одной, видите ли, спать.
А когда хозяева приехали, к двери понеслась, сидит, глаза вытаращила. Подлиза несчастная! Я специально не вышел. Сделал вид, что обиделся.
А еще что расскажу! Сарделька ест огурцы! Украла со стола кружочек огурца. Сидит на табуретке за столом, хозяевам в глаза смотрит. Понятное дело, выпрашивает. Пока они там отвлеклись, она когтем кусок огурца подцепила и давай с ним скакать. Пришел посмотреть, что случилось, думал, что она взбесилась. Валяла, валяла несчастный огурец, потом сидит и жует. Огурец! Ненормальная!

Хотя хозяева говорят, что был у них знакомый кот, которые ел огурцы, помидоры и картофельные очистки. Что в мире творится!
А сейчас у нас страшный катаклизм! Железные штуки стали холодные. Я замерз. Сегодня хоть после обеда солнце было, я грелся на подоконнике. А так за окном каждый день что-то в окно стучит и мокрым пахнет. Полы холодные.
Дерево, которое во всем виновато


Ну ничего, прорвемся! Хозяева говорят, что скоро лето.

среда, 6 мая 2020 г.

Искатели раковин

О чем эта книга… Обычно я в трех-четырех предложениях могу сформулировать то, о чем попытался рассказать нам автор. А здесь я затрудняюсь. О том, что дети не будут похожи на нас? У них будут иные ценности? О том, что не все реликвии становятся семейными?
Эта история о жизни Пенелопы, с которой мы встречаемся на излете ее жизни. Она не так уж стара, ей всего 64 года, но она перенесла инфаркт, и дети беспокоятся: сможет ли она жить одна. А детей у нее целых трое: старшая, которая выше всего ставит респектабельность, средняя, для которой работа и карьера важнее всего, младший сын, легкомысленный бездельник, мечтающий жить безбедно и, желательно, за чужой счет.
Автор все время возвращает нас в прошлое, рассказывая о юности Пенелопы, о ее родителях, муже, первой и, видимо, единственной любви. Родители Пенелопы были людьми неординарными, благодаря им детство и юность героини, как мне кажется, были самыми счастливым временем в ее жизни.
Так мог бы выглядеть дом Пенелопы в Корнуолле, где прошло ее детство

Отец Пенелопы - известный в свое время художник. У нее сохранилась картина «Искатели раковин» и два этюда к другой картине. Мода всегда возвращается. Вернулась мода и на картины отца Пенелопы и других художников того периода.
Узнав об этом, старшая дочь и сын вдруг решают, что мама должна их облагодетельствовать и помочь им материально. Действительно, зачем им наследство, когда проблемы здесь и сейчас, и почему бы маме не помочь детям в решении их материальных проблем. Дочь изображает из себя даму, принадлежащую к местной элите, содержит дом и прислугу, которая ей не по карману, учит детей в престижных школах, оплачивать которые не хватает средств. Сын имеет плохо оплачиваемую работу, снимет крошечную квартирку, но втирается в доверие к людям из высшего общества, бывает на модных тусовках, ухаживает за девушками из знатных семейств, строит планы внезапного обогащения и любит пожить за чужой счет.
Как поступит Пенелопа? Продаст картину, чтобы помочь детям или обидит их отказом? Об этом вы узнаете, прочитав книгу Розамунды Пилчер «Семейная реликвия».
 Совсем другая картина.  Бекасова Л. "Собиратели ракушек"

Но, в общем-то, книга не только об этом. Она о любви, немного о войне, о проблеме выбора, о воспитании детей, об отношениях детей и родителей.
Мне нравятся книги Пилчер не только за неторопливое повествование, но и за удивительно яркое описание пейзажей Англии и Шотландии, старинных домов и поместий, быта и английских садов. Эти описания совсем короткие, они вплетаются в сюжет и придают книгам особое очарование.
"Подмор Тэтч", так назывался коттедж Пенелопы - "Соломенная крыша"

Читая, я думала: почему автор назвала книгу «Семейная реликвия». Я бы назвала ее так же, как называется картина – «Искатели раковин». Убирая книгу в стопочку уже прочитанных библиотечных книг, я случайно открыла первую страницу. Да, авторское название «The shell seekers».

А на полке лежит еще одна непрочитанная книга Розамунды Пилчер. Это значит, что в ближайшем будущем у меня будет много приятных вечеров. Книга довольно толстая.
P.S.  Простите за вольности, люблю книги с иллюстрациями.