среда, 11 мая 2022 г.

Моя память

 

Праздники прошли. Начались будни.

День Победы – для меня, скорее, день памяти, «праздник со слезами на глазах». Мой маленький семейный Бессмертный полк, состоящий из четырех человек, уже ушел в бессмертие: дедушка, отец и два дяди. Трое из них ушли в силу возраста, а дядя Петя остался навсегда где-то в керченской степи.

Дядя, которого я никогда не видела. Мальчик, которого я уже старше в три раза. Они с Витей были погодками, перед войной поступили работать на завод. Началась война и завод стал выпускать танки, мальчишкам дали бронь. Когда младшему исполнилось 18, бронь они сняли попросились на фронт. Витя вернулся, а Петя погиб почти сразу, в 43-м. Первые послевоенный годы бабушка выходила на дорогу, смотрела в сторону остановки. Она знала, когда приходит поезд из Москвы. На нем еще долго возвращались с фронта те, кому было суждено вернуться.

В детстве я никогда даже не задумывалась о том, что эти родные люди были солдатами, что они воевали, что они как герои тех фильмов, которые показывали в кино и по телевизору, о которых я читала в книгах. В моей семье о войне не говорили никогда, ни отец, ни дедушка с дядей Витей, когда мы приезжали к ним в гости.

Отца не стало, когда мне было всего десять и сейчас я уже старше, чем он. Утром он ушел на службу, я уехала в пионерский лагерь, а когда вернулась, мы были с мамой уже только вдвоем. Не стало его в тот же день, день моего отъезда. О том, что отец воевал, мама рассказала мне, когда я была уже взрослой. Да и никакими подробностями отец, видимо, с ней не поделился. Знаю, что воевал он все четыре года, отступали в 41-м от границы, от штрафбата их спасло только то, что их небольшая группа, те кому удалось выбраться живыми к своим, сохранила знамя полка. Смутно помню, что мама говорила, что пробирались по лесам и болотам, выходить к людям боялись, ели, что в лесу было или в полях выкапывали. Телевизор у нас появился, когда мне был год, фильмы о войне мы не смотрели никогда, даже когда отца уже не стало.

О военном прошлом дедушки и дяди Вити я знаю еще меньше. Дядя Витя долго не мог устроить свою семейную жизнь, мой двоюродный брат всего на два года старше меня. Они ушли друг за другом в самом конце 80-х.

Осталась только эта фотография дяди Вити в форме. Конечно, есть и другие фотографии, но они самые обычные, семейные.



А фильмы о войне, особенно старые, я и сейчас стараюсь не смотреть. Для меня это фильмы о тех людях, которые жили рядом со мной, и сердце болит, и глаза плачут.

16 комментариев:

  1. Здравствуйте, Марина! Спасибо, что рассказали о героях своей семьи:о дедушке, отце, двух дядюшках. У меня воевали два деда и оба вернулись домой. Мамин отец умер до моего рождения. Мой отец не воевал. Ему было 4 года, когда началась война. А мне было 3, когда он бросил нас с мамой. Я его больше никогда не видела. Его родители со мной не общались. Поэтому я в колонне Бессмертного полка иду с портретом отца мамы.
    Второго деда я знала. Мне было почти 12 лет, когда он умер. Но он и бабушка со мной не хотели общаться. У отца была уже другая семья, другие дети. И я им была не нужна.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Дедушка и дяди с маминой стороны. Родственников отца я никого не знаю. Отец уехал из родных мест сразу после школы, поступил в военное училище, домой не возвращался больше. Может когда в отпуск и приезжал. Я родилась, когда ему было уже 45, никого из родственников с той стороны не знаю. Военный в те времена - отрезанный ломоть, жил там, где Родина прикажет. Каждый выбирал сам свою судьбу.

      Удалить
  2. Марина! Смотрю на фото и думаю,какие они были молодые!светлая память!!!! Вмоей семье дедушка никогда не рассказывал о войне,не смотрел фильмы и романы о войне не читал. Мы это понимали.
    Светлая память!

    ОтветитьУдалить
  3. Здравствуйте, Марина! Наверно, нет в нашей стране такой семьи, где бы не было своих героев. Есть они и в нашей семье. Как Вы, смотрю на фото, и понимаю, что я уже в 2 раза старше своего дяди Вани. Вы помните своих родных! И другие тоже помнят! Эта Память - самое главное!
    С Днём Победы!

    ОтветитьУдалить
  4. Марина, они живы, пока мы о них помним. Наш долг - хранить светлую память.

    ОтветитьУдалить
  5. Марина, дедушка на мои вопросы о войне отвечал молчанием и никак не комментировал книги о войне, которые читала ему. У них было не принято говорить о войне.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, это так. Думаю, что не хотели вспоминать. Война - это страшно и тяжело. Одно время мы жили в общежитии, и там были семьи, где мужчины служили срочную в Афганистане, простые солдаты. Они тоже никогда не говорили о службе и ничего не рассказывали, узнали случайно.

      Удалить
  6. Молчание - это свойственно всем, пережившим тяжёлые травмы. Я много переводила таким людям. У них обычно бывают кошмары, тревожность. Они говорят, что мечтали о мире, тишине. Вроде бы должны жить и наслаждаться, но нет. Всё страшное, что было загнанно в подсознание в момент, когда надо было отключить чувства и действовать, в спокойное время всплывает для осознания. Неободимо, чтобы эти люди, всё общество, выговорилось. Это первый, необходимый шаг к исцелению. Иначе, погребённые заживо травмы будут исподволь гноиться и разрушать организм. Гнойники вскрывают.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ты права, Хилола, все проблемы, все горести, весь ужас надо высказывать. Если говорить о той войне, то близких боялись потревожить страшными рассказами, берегли. Неслучайно все самые страшные фильмы о войне появились в 70-е.
      Сейчас, мне кажется, есть другой перегиб: всю кровавую правду-матку вываливают на голову окружающих. Люди привыкают к кровавым подробностям, они становятся обыденностью, перестают пугать и ужасать. Для некоторых они становятся нормой жизни: значит так можно. Для других существовать в такой мясорубке становится невыносимо, приводит к депрессиям и психологическим травмам. Нужно очень осторожно подходить ко всему этому.
      Если в бытовом смысле, то я только за. "Ничего не держи в себе". Для этого есть психологи и подруги (у мужчин - гараж, рыбалка и "охотники на привале"). Кстати, о психологах. Многие думают, что психолог даст ценный совет, как выбраться из ситуации. А вот и нет. Психолог только поможет разобраться в том, что происходит, а выводы - это уже "сама-сама-сама".
      Лолочка, пока еще не войти в ритм свободной жизни, разгребаю авгиевы конюшни, но ручки чешутся, мысли жужжат.

      Удалить
  7. Интересно, что мои, не ветераны, а жертвы войны, о войне рассказывали много. Я много записала. Но суть от этого не меняется- мы помним и тем более- ценим Победу

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Наверное, быть жертвой легче, чем убивать, пусть даже на войне, пусть даже противника. И об этом хочется забыть. Мне так кажется.

      Удалить
  8. Марина, какое красивое лицо на старой фотграфии. А у меня остались письма с войны. Храню.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Надежда. Многое видно только с возрастом. Я тоже только недавно заметила, что дядя Витя был красивым, а раньше смотрела и не видела. Фотография и фотография. Вообще, на старых фото люди гораздо красивее, чем на современных фото.

      Удалить
  9. Не так много написано и показано о том, как эти солдаты с войны пришли. Сколько трагедий было, когда вместо понятного "свой-враг" приходилось принимать удары от очень "своих". А сколько семей жили в новых реалиях с мужьями-героями-фронтовиками, которые стали совсем не такими, как тогда, перед войной. так что не дай нам бог..

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вы правы. Не дай Бог. Почему человечеству спокойно не живется? Почему кому-то хочется разрушать, а не созидать. Я могла бы складывать башню из кубиков до бесконечности.

      Удалить